Sknarin 1952

 

Вклад Заслуженного художника России, скульптора А.А. Скнарина в создание визуального образа современного Ростова-на-Дону трудно переоценить. Его памятники «Тачанка», «Преемственность поколений» посвящённый стачке 1902 года; «Ростовчанка», установленный на набережной Дона; «Не вернувшимся с войны казакам», стали по-настоящему знаковыми для нашего города. А без памятников А.П. Чехову, Петру и Февронье, А.М. Байкову, В.С. Высоцкому, А.П. Бересту, без бюстов А.В. Суворова и Ф.Ф. Ушакова, без уникальных шаров-светильников на ул. Пушкинской уже невозможно представить себе облик наших проспектов и парков.
Рождённый, живущий и творящий в Ростове, Анатолий Андреевич Скнарин сделал для своего родного города много больше, нежели любой другой скульптор – будь то приезжий либо доморощенный. Поэтому посетить его мастерскую, да ещё и пообщаться с ним в окружении макетов его волшебных творений – огромная удача!

 

Sknarin 1956

Памятник А.П. Чехову.

Sknarin 1959

Бюст А.В. Суворова.

Sknarin 1960

Памятник А.А. Байкову.

Sknarin 4154

Бюст Ф.Ф. Ушаков.

- В каком возрасте, Анатолий Андреевич, у вас проявились способности к художественному творчеству?
- В одном с нами доме жила семья художника Александра Михайловича Черных. Я дружил с его сыном Павликом, и с детства бывал в мастерской художника. Естественно, я начал рисовать, делал шаржи на друзей и учителей, сотрудничал со стенгазетой, даже всерьёз занялся живописью, а потом вдруг, будучи ещё школьником, вылепил из глины… бюст В.И. Ленина. Моя работа так понравилась учителям, что попала на художественную выставку учащихся, стала лауреатом, а в газете появилась заметка о талантливом мальчике Толике Скнарине. Меня тогда очень захватила работа с глиной – материалом пластичным и каким-то живым, который с тех давних пор остался в моей судьбе навсегда.
По окончании средней школы я поступил в Ростовское художественное училище им. М.Б. Грекова, причём, сразу был принят на 2 курс. Однако уже на 3-м курсе мой преподаватель Юрий Васильевич Шубин мне сказал: «Анатолий, тебе здесь делать нечего, езжай в Москву, в Суриковский институт».
Так я и сделал, поступив на курс к знаменитому советскому скульптору, Народному художнику СССР и неоднократному лауреату Сталинских премий Матвею Генриховичу Манизеру, который в то время был вице-Президентом Академии Художеств нашей страны. А дипломом моим руководил уже Н.В. Томский, потому что М.Г. Манизер ушёл из жизни. Школа этих великих мастеров дорогого стоит!


- Какая ваша работа впервые была установлена в Ростове?
- Когда мы ещё учились в Грековке, то вместе с Витей Барабановым сделали на территории детского сада в Рабочем городке бетонную скульптуру мальчика со щукой в руках. Мы придумали, как по трубочке из щучьей пасти вытекала струйка воды. Забавная получилась композиция, дети остались довольны.

 

Sknarin 1938

«Ростовчанка»

- Ваша знаменитая скульптура «Ростовчанка» первоначально стояла в другом месте набережной Дона…
- Прежнее место мне тоже нравилось, хотя нынешнее намного удачнее. Раньше эта моя работа стояла перед старым выставочным залом Союза художников, что было очень престижно и, безусловно, льстило моему профессиональному самолюбию. Кстати, расположенная сегодня неподалёку композиция «Лето» или «Погожий день», где мальчик сидит на лошади, которая зашла в воду и пьёт из реки, навеяна моими детскими воспоминаниями, когда я так же без седла гарцевал на четвероногом друге…

 

Sknarin 1955

 

- Раз уж мы коснулись детства, расскажите, пожалуйста, немного о вашей семье.
- Моя мама врач-гинеколог, но во время войны она была хирургом, оперировала раненых бойцов в военном госпитале города Бугуруслан, куда нас эвакуировали из Ростова. Более 40 лет мама проработала в ЦГБ Ростова – в родильном отделении, а уже более пожилой – в женской консультации.
Отец после окончания Новочеркасского сельхозинститута был направлен для работы в калмыцкие степи, где они с мамой и познакомились. В 1937 году, он был арестован, якобы за вредительство, его жестоко допрашивали, но когда расстреляли Ежова и НКВД возглавил Берия, многих «следователей» арестовали, а задержанных отпустили. Андрей Харитонович Скнарин стал главным инженером Главвторчермета в Ростове, а во время ВОВ был командирован в Куйбышев, где работал на военном заводе, делал танки для фронта. После победы он стал главным инженером кислородного завода, который нам поставили американцы. Этот завод, тогда единственный в Ростове, обеспечивал бесперебойную работу всего сварочного оборудования в разрушенном городе.

 

Sknarin 1943

Монумент посвящённый стачке 1902 года.

- А как появился монумент, посвящённый стачке 1902 года?
- Памятник стачке с крупными бетонными цифрами «1902 год» там уже был, его можно увидеть и сегодня. Но жившие ещё тогда участники знаменитой ростовской стачки попросили первого секретаря обкома КПСС И.А. Бондаренко возвести нечто более монументальное, отражающее всю важность тех революционных событий. А мне как раз тогда заказали памятник аналогичной тематики для парка Собино. И когда я этот памятник сделал, его высоким партийным начальством решено было установить на пл. Стачки, над уже существующим монументом. Кстати, впервые в истории Страны Советов человеческие фигуры в скульптурной композиции, отражающей политические события, были полуобнажены. Мои оппоненты даже пытались дискредитировать меня в связи с этим. Но я-то знал, я намеренно предусмотрел в памятнике некую наготу как символ революционной раскрепощённости. И только когда комиссия (ни много - ни мало!) философского факультета РГУ, куда была отдана на этическую экспертизу моя работа, дала положительное заключение, все угомонились.


- Пожалуй, самый динамичный ваш памятник это - «Тачанка». Как он создавался?
- Меня пригласил к себе И.А. Бондаренко и предложил сделать именно тачанку. Но я сомневался, так как знал, что в Каховке уже установлен памятник тачанке, авторы которого, питерские скульпторы, даже получили за него Ленинскую премию СССР. Поэтому я предложил для рассмотрения уже готовый макет монумента «Атака», где всадники-красноармейцы всё сметают на своём пути. Однако Иван Афанасьевич вместе с легендарным кавалеристом, командующим СКВО Иссой Александровичем Плиевым, после долгих совещаний отвергли моё предложение, настояв именно на тачанке. Поначалу я растерялся, никак не находя оригинального творческого решения, но потом вдохновился строчкой из песни: «И с налёта, с поворота…» Вот то, что мне необходимо! Тачанка должна вылетать из поворота, она чуть наклонена! Решение найдено! «А ездовой должен быть… таким блатным парнем!» - подсказал мне мой друг, тогдашний директор ростовского цирка Рубен Тараев. И я сделал ездового камертоном всей композиции – он один удерживает «лавину», которая неудержимо рвётся вперёд! Он смелый и бесшабашный!

 

Sknarin 1945

Памятник «Не вернувшимся с войны казакам».

- Непростая судьба и у вашего памятника «Не вернувшимся с войны казакам», который установлен на углу пр. Буденовского и ул. Станиславского. Расскажите об этом…
- Я его  делал для Старочеркасска, но у местных властей не нашлось денег, чтобы его оплатить. Вот и верь договорённостям. Памятник, спустя шесть лет, увидел министр культуры РО (в тот момент) А.А. Резванов, который показал его мэру Ростова С.И. Горбаню. И ему монумент очень понравился. Мэр договорился со спонсорами в лице А.М. Узденова… Словом, вместо предусмотренного ранее на этом месте какого-то торгового ларька теперь стоит скульптурная композиция, которая, кстати, претерпела изменения по сравнению с первоначальным вариантом. Заказчики порекомендовали мне добавить к одинокой казачке мальчика, прижавшегося к ней сына. Я сделал это, и композиция, надо сказать, заиграла новыми смысловыми красками.

 

Sknarin 1957

Sknarin 1958

 

- Но самое оригинальное ваше творение – это шары-светильники на любимой всеми ростовчанами Пушкинской улице. Откуда вдруг появилась такая свежая и нестандартная идея?
- Властями города было решено кардинально облагородить Пушкинскую, ради чего привлекли ведущих архитекторов и художников Ростова. Архитектор В.Н. Клеймёнов вначале предложил мне выполнить высокие столбы с перекладинами и спускающимися вниз светильниками. Я возразил, что никто, задрав голову, не будет рассматривать художественно выполненные светильники, и сразу предложил поставить их на землю. Немного повоевали, но остановились на моём решении. Я отчасти использовал прижизненные иллюстрации к произведениям А.С.Пушкина, сделал для каждого шара свои узоры, оригинальный орнамент. Тема картинок-вставок (по шесть на каждом) первого шара – жизнь А.С. Пушкина, второго – поэма «Евгений Онегин», третьего – сказки А.С. Пушкина. Шаров-светильников предусматривалось именно три, что соответствует всем законам гармоничной архитектуры пространства. На Пушкинской для них выгородили даже три курдонера - три своеобразной площадки для размещения архитектурных акцентов.
Тогда в Ростове не было специализированных литейных мастерских, но договорились отлить шары на таганрогском заводе «Красный гидропресс», который занимался, в том числе, отливкой корабельных винтов. Короче говоря, все три шара заводом были изготовлены и стояли в цеху. Однако, «Красному гидропрессу» заплатили лишь за два шара, видимо, денег не хватило. В итоге, подержав у себя полностью готовый третий шар несколько месяцев и так и не дождавшись оплаты, заводчане вынуждены были распилить его и разобрать по частям. Я и сегодня на любом совещании говорю, что готов вновь по эскизу воссоздать этот несчастный третий шар. Но ответной реакции на мои призывы я до сих пор, увы, так и не услышал.


- Ваши работы ныне украшают и столицу Всевеликого Войска Донского, город Новочеркасск. Расскажите о них?
- Обе мои работы расположены в самом почётном и знаковом месте Новочеркасска: памятник атаману М.И. Платову стоит перед Воскресенским собором, а за храмом установлена моя скульптурная композиция «Примирение и согласие», символизирующая надежду на прекращение распрь и вражды между красным и белым движениями в казачестве.
Поначалу памятник А.М. Платову мне заказали для Старочеркасска, застроенного невысокими зданиями, в основном куренями. И выполненный мною памятник был полностью соразмерен окружающей застройке. Но близился первый Всемирный съезд казаков, поэтому руководители Донского казачества приняли волевое решение: поставить готовый уже к тому времени памятник в самом сердце Новочеркасска, где должен был пройти съезд.
Однако со временем всем стало ясно, что памятник для этой площади, для этого грандиозного собора несколько маловат. По просьбе В.Г. Гончарова я сделал макет нового, совсем другого (и по размерам, и по философии) памятника атаману Платову. Работа, после зонального отбора, уже побывала на всероссийской выставке, проходившей в художественной галерее на Крымском Валу. В следующем году будет отмечаться 450-летие казачества в России, состоится очередной Всемирный съезд казаков, поэтому, надеюсь, одобренный всеми макет вскоре превратится в реальный памятник легендарному атаману.


- Какие ещё новые ваши работы вскоре смогут увидеть наши земляки?
- К 75-летию Великой Победы на территории поликлиники №4 будет установлен памятник военной медсестре. Все раненые, как мне кажется, были влюблены в этих самоотверженных сестричек – и выносивших их с поля боя, и выхаживающих в госпиталях. Поэтому она у меня такая бойкая, красивая девушка, смело глядящая в глаза опасности.
Не так давно в Азове установили монумент, которым я очень горжусь. Он посвящён победе русского флота в Наваринском морском сражении, состоявшемся в 1827 году. В той баталии героически отличился флагманский корабль русской эскадры «Азов», которым командовал тогда ещё капитан 1 ранга, а позже адмирал М.П. Лазарев. Это сражение обеспечило решающую поддержку греческого национально-освободительного движения, в результате которого Греция стала независимым государством.
Сегодня эту скульптурную композицию (дополненную небольшим фонтаном), которая пользуется огромной популярность у азовчан и гостей города, можно увидеть в прекраснейшем месте Азова – с возвышенности открывается великолепный вид на русло Дона, Елизаветинскую, остров - красота неимоверная…


- Анатолий Андреевич, вы много лет являетесь председателем Ростовского регионального отделения творческого Союза художников России. Вас радует творчество нового поколения ростовских художников?
- Очень. И не только творчество талантливых молодых моих коллег, но и работа признанных художников Дона. В этом году исполнилось 20 лет нашему Союзу, в связи с чем сейчас проходит шикарная, очень разнообразная художественная выставка наших авторов в Азове. Затем мы повезём её в Новочеркасск, после этого устроим экспозицию в музее на Пушкинской и в августе - в Донской государственной публичной библиотеке.


- А помимо творчества, чем вы увлекаетесь в свободное время, как отдыхаете?
- На улице стоит мой автомобиль – страстное моё увлечение на протяжении долгих лет. Свой первый ушастый «Запорожец» я купил в 1970 году. Кроме этого, я люблю путешествовать с семьёй. Бываю за границей, но и про Россию не забываю. Кстати, недавно я поставил скульптурную композицию в Северной Осетии, посвящённую старухе-матери, о которой мне там рассказали. Она до 92-х лет ожидала своего сына с фронта, ежедневно выходя на край села и садясь на хорошо знакомую лавочку. Ну вот, опять перескочил с отдыха на работу. Это, похоже, удел трудоголика…

А. Молчанов

Copyright Курзенев Александр Николаевич © 2019
Copyright 1rostov.ru © 2019
Copyright ООО "Издательcтво "Разрешите представить!" © 2019
Все права защищены.

mechta 1mechta 2

  

 

glav centrglav sgmglav zgmglav selmashglav aleksandrovkaglav nahichevan